Главная » Статьи » Cтатьи M.C Шойфета на различные темы

Хирурги вышли из цирюльников

Хирурги вышли из цирюльников

Раньше служители бога здоровья Эскулапа делились на две касты. Высшая каста — собственно медики, пользовавшиеся всеми привилегиями. Низшая каста — хирурги. 

Развитие хирургии значительно отставало от прогресса других отраслей медицины, что было обусловлено запретом анатомировать трупы.
В отличие от врачей хирурги, которыми были цирюльники и банщики, специального образования не получали.
ИСТОРИЧЕСКИ сложилось, что врачи и хирурги на протяжении столетий враждовали между собой. Медики, получавшие звание врача по окончании университета, пользовались особым почетом. Из общей массы их выделяли особый наряд и полная достоинства важная осанка, по которым каждый мог сразу их узнать. В отличие от врачей     хирурги, которыми были цирюльники и банщики, специального образования не получали.      Переезжая из города в город, они практиковали на площадях в обществе скоморохов и плясунов на канате.

Дипломированные врачи неохотно брались за тяжелую «ручную работу». В случае «вульгарных» хирургических вмешательств врач всецело предоставлял хирургам право делать разрезы, прижигания, ставить пластыри, пускать кровь и т. д. Врач считал ниже своего достоинства заниматься подобными «грязными» делами. Тем не менее он обязан был изучать хирургию, знание которой было ему крайне необходимо при руководстве сложной операцией, как, например, трепанация черепа, ампутации, которые могли повлечь опасное кровотечение, и, наконец, врач осуществлял контроль, чтобы хирург при удалении грыжи случайно не произвел кастрацию.

Дурацкие клятвы

ДЕЙСТВИЯ хирургов были ограничены многими запретами. Так, они не имели права назначать принимаемые внутрь лекарства, а если больному требовалась операция — решающее слово принадлежало врачу. В случаях судебно-медицинских вскрытий, исследования ранений врач всегда имел преимущество перед хирургом, являвшимся в этих делах лишь помощником врача. Врач обязан был вести наблюдения за состоянием инструментов, пластырей и мазей, применяемых хирургом. Главное зло, от которого по-настоящему страдала хирургия, заключалось в том, что положение хирурга было намного ниже, чем статус врача. Хирурги были возмущены, что присутствующий и ничего не делающий при операции врач получал гораздо бoльшие деньги, чем трудившийся в поте лица хирург.

Во Франции было положено, чтобы хирург сдавал врачу экзамен и давал клятву: «Поклянитесь, что вы будете повиноваться декану факультета во всех пристойных и честных делах и будете оказывать почет и уважение всем докторам того же факультета, как обязан делать ученик». Из-за неприязни к врачам эта формула имела убийственное значение для всех сколько-нибудь выдающихся хирургов. Первым отказался давать клятву Жан Пти. Сопротивление Пти требованиям врачей разожгло настоящую войну между врачами и хирургами. Надо сказать, что Пти достиг высокого положения в хирургии, хотя и вышел из среды цирюльников.

В 1693 году Пти получил место хирурга в парижской больнице Шаритэ, а в 1694 — 1700 гг., вернувшись в Париж после участия в нескольких военных походах, где приобрел большой практический опыт в военно-полевой хирургии, занимает ведущее положение среди хирургической элиты. Получив в 26 лет степень преподавателя хирургии (maitre en chirurgie), он читает лекции о костных заболеваниях в Сен-Комском анатомическом театре; с 1715 года — член Парижской академии наук, с 1731 года — первый директор Академии хирургии. Для достижения высокого уровня подготовки хирургов профессор Пти добивался, чтобы хирурги тщательно изучали анатомию. Он понимал, что только с расширением анатомических знаний хирургия может сделать шаг вперед.

Не лезьте в тело человека

РАЗВИТИЕ хирургии значительно отставало от прогресса других отраслей медицины, что было обусловлено запретом препарировать трупы. Хотя разрешение ежегодно препарировать один труп казненного преступника врачи получили еще в 1376 году от правителя Лангедокского Людовика Анжуйского (брата французского короля Карла V), и, впоследствии, Карлом VIII, который подтвердил в 1496 году это разрешение грамотой. В ней сказано, что доктора Монпельеского медицинского факультета имеют право «брать ежегодно один труп из тех, которые будут казнены». Однако этой меры было явно недостаточно. Открытия в анатомии обходились хирургам дорого. Так, увлеченный страстью научного исследования, Везалий отправлялся ночью один на кладбище Невинных, на место казни Монфокон, и там оспаривал у бездомных собак их полусгнившую добычу. Когда слухи о вскрытии трупов дошли до инквизиции, она принялась его нещадно преследовать и в конце концов приговорила к смертной казни. И только благодаря заступничеству Филиппа II казнь была заменена паломничеством к гробу Господню.

Врачи питали сильное предубеждение против занятий анатомией. Профессора ограничивались тем, что, присутствуя при вскрытиях, давали устные объяснения, пользуясь при этом палочкой. В Германии поднялся чудовищный шум вокруг произведенных в 1629 году знаменитым йенским профессором Рольфинком публичных вскрытий трупов двух казненных преступников. Впоследствии каждую анатомическую секцию трупа человека стали в насмешку называть «рольфинк».

К слову, по прошествии 100 лет положение принципиально не изменилось — действовали всяческие запреты на вскрытие умерших. В сентябре 1727 года гениальный врач и ученый Альбрехт фон Галлер работал в Париже у хирурга А. Ледрана. В феврале 1728 года он купил за 10 франков специально для него вырытый труп из могилы, положил его дома на стол и занялся препарированием. В это время хозяин квартиры, обнаружив сие непотребство, вызвал полицию. Галлер подвергся преследованиям за приобретение трупа и вынужден был бежать из Парижа.

Только в 1745 году в Париже откроют анатомический театр. Заслуга его постройки принадлежит анатому, члену королевской академии Винслоу, занимавшему с 1705 года кафедру анатомии в Сорбонне. Он был прекрасным педагогом, лектором, воспитавшим большую плеяду выдающихся анатомов. Анатомические театры, где исследователи занимались не только своими наблюдениями, но и делали публичные вскрытия, превратились в постоянные учреждения при многих высших медицинских школах, особенно в Италии. 
 

Прорыв

НЕМЕЦКИЙ врач Лоренц Гейстер сделал многое, чтобы униженное положение его собратьев изменилось. Гейстер родился в 1683 году во Франкфурте-на-Майне. Сначала он изучал общую медицину в Гисене, затем хирургию в Лейдене и Амстердаме. Пробыв долгое время на службе в Голландии, он стал первым хирургом, приглашенным в германский университет в Альтдорфе. В этом университете он развил обширную практическую и научную деятельность, в ходе которой страстно доказывал, что хирургия не только искусство, она также требует значительных медицинских знаний. Из этого следовало, что профессии хирурга необходимо обучать в медицинских учебных заведениях. К числу бессмертных заслуг Гейстера следует отнести учебник по хирургии. Это было первое, вышедшее в 1718 году, удовлетворительно написанное пособие, главным достоинством которого был призыв о необходимости приравнивать хирурга к врачу.
Дискриминация хирургов обусловила их стремление к отделению от заносчивых врачей, и эта тенденция распространилась по всей Европе. Однако Парижский медицинский факультет упорно препятствовал созданию хирургической академии. Казалось, этой войне не будет конца. Сначала Жан Питар — лейб-медик французских королей (Людовика Святого, Филиппа Сильного и Филиппа Красивого) — основал в Париже братство св. Кузьмы, преследовавшее цель оградить хирургов от посягательств докторов на их самостоятельность. Затем Марешаль — первый королевский хирург Людовика XIV — инициировал и, наконец, Людовик XV под влиянием своего лейб-медика учредил в 1731 году в Париже Медико-хирургическую академию и во время своего правления не переставал ей покровительствовать и поддерживать щедрыми пожертвованиями. В дальнейшем Королевская академия хирургии создавалась благодаря трудам и усердию своего первого директора Жана Луи Пти и его наследника в этой должности — Франсуа Жиго де ла Пейрони.
Пейрони добился официального признания хирургии как науки, которая наравне с внутренней медициной стала самостоятельной специальностью. Его стараниями начиная с 1743 года хирургической академии были предоставлены права, равные с медицинскими факультетами как в обучении и аттестации хирургов, так и в присуждении докторских степеней. Он употребил большую часть своего состояния и все свое влияние лейб-медика Людовика XV (с 1736 г.), чтобы создать целый ряд кафедр и резко разграничить сферы деятельности цирюльников и настоящих хирургов.
В Вене, с оглядкой на Париж, в 1780 году также основали хирургическую академию, в придачу к которой император Иосиф II в 1784 году организовал школу хирургии, называемую «школой гениев». Личный хирург императора, специально выписанный из Италии Брамбилла, лечивший своего пациента от подагры, возглавил эту школу. И наконец в 1785 году в Вене создается первая в мире медико-хирургическая академия («Joseph-Akademie») для совершенствования военных хирургов.
В Англии хирурги отделились от врачей еще раньше, в 1745 году, причем парламент дал им новую хартию. Лондонское Королевское медико-хирургическое общество создано в 1805 году. В Италии, чтобы стереть грань между хирургией и остальной медициной, практиковалось преподавание хирургии и анатомии одним и тем же учителем.
Опубликовано на сайте Издательского Дома «Аргументы и факты» (http://www.aif.ru)
АиФ Здоровье, выпуск 32 (417) от 8 августа 2002 г.
Адрес статьи: 
http://gazeta.aif.ru/online/health/417/13_01?print


Михаил ШОЙФЕТ

 

Категория: Cтатьи M.C Шойфета на различные темы | Добавил: Психолог (11.09.2012)
Просмотров: 248 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: