Главная » Статьи » Cтатьи M.C Шойфета на различные темы

Приключения Фелиды - часть 1

Приключения Фелиды

 

Неужели вон тот — это я?

Владислав Ходасевич


Со временем накопленных материалов по проблеме расколотых сознаний набралось столько, что исследователи были вынуждены заниматься их систематизацией и классификацией.

Если Мэри Рейнолдс стала обиталищем для двух душ, живших в ней поочередно (то есть ни одна, ни другая не имели представления о существовании друг друга), то у следующей героини картина была иной. Ее вторая душа знала о существовании первой, у первой амнезировалось существование второй. Это значит, что личность «А» ничего не знает о субличности «Б», последняя же знает не только саму себя, но также и личность «А». Иначе говоря, появившаяся в результате болезни вторая личность обладает более полной памятью. Прототипом последнего варианта множественной личности послужила знаменитая пациентка профессора Азама Фелида.

Доктор Азам[1], что называется, попутно опубликовал свое наблюдение над альтернирующей[2] личностью Фелиды. Он интересовался гипнозом еще в те времена, когда полагали, что гипноз научным методом не является. Сначала он заинтересовался гипнозом лишь с одной целью, проверить, нельзя ли ему при хирургической операции применить гипноанестезию, чтобы заменить опасный хлороформ. Именно в этой связи он привел случай Фелиды, подтверждающий существование «ненормального сна», при наступлении которого можно оперировать без боли. Была, несомненно, и другая мотивация. Своим сообщением он хотел погасить споры, ведущиеся со времен Месмера об эффективности гипноза.

Изучение случая Фелиды стало для Азама истинным подарком судьбы. Вряд ли Азам даже в провидческом сне смог бы увидеть, что его небольшой доклад о гипноанестезии произведёт переворот в психологии и по мнению профессора медицинского факультета Парижского университета Жиля де ла Туретта откроет новую эпоху в неврологии (Gilles de la Tourette, 1898).

С 1858 по 1893 год Азам внимательно следил за здоровьем Фелиды X., для которой он ввёл термин dedoublement de la personnalite (расщепление личности). Не скупясь на детали, Азам описал, как на протяжении долгих 30 лет личность Фелиды и, соответственно, жизнь распадались на ряд отдельных периодов. Он сделал несколько научных докладов различным медицинским сообществам и впоследствии объединил все свои наблюдения, дополнил их пояснениями и опубликовал в 1887 году с введением, написанным Шарко.

Итак, началась эта нашумевшая история в 1858 году. Внимание Азама привлекла молодая девушка по имени Фелида, которую считали помешанной. Он обнаружил у нее редкие симптомы естественной каталепсии, анестезии и гиперестезии. Но главным симптомом была перемежающаяся амнезия.

Доктору Азаму удалось понять происходящее с девушкой, поскольку он был знаком с явлением гипноза, описанным Дж. Брейдом в Archives generales de medecine, 1843 г. В этой заметке говорилось об «особом способе вызывать нервный сон или гипноз, сопровождаемый анестезией, гиперестезией, каталепсией и другими явлениями, относящимися как к мышечному чувству, так и к интеллекту».

Фелида Х. родилась в 1843 году в городе Лионе в здоровой семье, и ничто не предвещало ее чудесного превращения. Ее отец, капитан торгового флота, умер, когда она была еще совсем маленькой. Детство девушки было не из легких. Будучи подростком, Фелида вынуждена была зарабатывать себе на жизнь, работая белошвейкой. В присутствии людей она была угрюмой и неразговорчивой.

В июне 1858 года врачи городской больницы города Бордо пригласили Азама для консультации 15-летней девицы Фелиды. Прежде всего Азам установил, что с тринадцати лет у Фелиды интенсивно развивались истерические симптомы. С момента начала менструации, как это часто бывает при истерии, началась злокачественная пертурбация в ее организме. Она мучилась от всякого рода истерических симптомов: припадков, параличей, двигательных возбуждений, анестезий, анорексии.

Эжен Азам застал Фелиду в очень плачевном состоянии. Перечисленные мучения изменили характер Фелиды, она стала скрытной, боязливой, меланхоличной натурой. Вследствие усиливающейся с каждым днём истерической анорексии, превратившейся, наконец, в полную невозможность глотать, когда один вид стакана воды или ложки бульона вызывал у нее неукротимую рвоту. В течение 15 месяцев Фелиду кормили через зонд, но организм отторгал введенную пищу. Вскоре она дошла до полного истощения.

Кроме того, она не могла произвольно мочиться. Ее постоянно приходилось зондировать, чтобы выпустить хотя бы несколько капель мочи. Она очень плохо слышала, крайне мало видела и пребывала все время в каком-то состоянии, по словам Азама, «одурения». К тому же, она плохо держалась на ногах. В довершении всех бед у нее стали проявляться амнезия и анестезия, вся поверхность ее кожи и слизистых оболочек была нечувствительна. Последние симптомы, о них мы скоро поговорим подробно, изрядно ей досаждали.

По совету доктора Базена, знакомого с животным магнетизмом (гипнозом), Азам попробовал применить эту технику. Результаты оказались неплохими. Тогда Азам сообщил об этом удивительном случае сначала в «Хирургическом обществе», затем в январе 1860 года в Медицинской академии, озаглавив свое сообщение скромно: «Заметка о нервном сне или гипнотизме», после чего опубликовал его в «Archives generales du medecine» (Azam, 1860, p. 5-24).

Накормив в гипнозе, Фелиду выводили из него. Оказываясь вне гипноза, она тотчас впадала в свое прежнее болезненное состояние: становилась инертной, неспособной самостоятельно есть и мочиться. Благодаря гипнозу, ее легко можно было кормить и восстанавливать силы. Это было большим благом, в течение дня она ела, мочилась, была активной.

Однажды, обнаружив находящуюся в гипнозе Фелиду в хорошем состоянии, мать решила, что она выздоровела, и взяла ее из больницы. Вначале все шло хорошо, но через пару недель, во время менструации, она почувствовала нечто вроде перелома. Она снова вернулась в свое прежнее состояние депрессии, «одурения». При этом больная была смущена, что находится дома, она не понимала, каким образом она оставила больницу, и почему снова потеряла аппетит.

В этот момент к Фелиде пришел Азам и загипнотизировал ее. В результате она стала весёлой и деятельной. В хорошем состоянии она пребывала несколько недель. Вследствие какой-то эмоции она снова впала в свое «одурение». В таких случаях прибегали к помощи Азама. После гипноза она преображалась.

Кроме перечисленных недугов судьба одарила Фелиду и другими. Она страдала расстройствами кожной чувствительности: анестезиями[3], дизестезиями[4].

Истерическая анестезия, проявившаяся у Фелиды, отличается от органической тем, что вызывается психическим путем и устраняется таким же образом. Сначала у нее обнаружилась местная нечувствительность кожи, что является если не постоянным, то, во всяком случае, довольно частым спутником таинственных явлений истерии[5]. Затем она распространилась на всю кожную поверхность, и больной стало казаться, будто она постоянно носится по воздуху.

Полная анестезия, вызывала у Фелиды такое ощущение своего тела, как будто оно представляет камень, масло, воск или дерево; иногда казалось, что пол, на котором она стоит, изменяется; иногда же она считала себя вообще мертвой. Если ей завязывали глаза, то ее можно было перенести в другую комнату, или положить на пол, или вообще вынести на улицу, она этого не чувствовала.

Эжен Азам проделал с Фелидой интересный опыт. Правая рука нечувствительной половины тела Фелиды лежала на столе. Перед ее глазами ставилась ширма не позволявшая видеть свою руку. Азам передвигал руку как угодно, даже колол ее, резал, жег, воздействовал на нее электрическим током, Фелида этого не почувствовала и не представляла каким испытаниям подвергают ее руку.

Доктор Азам знал, что у истеричных субъектов можно вызвать раздвоение личности. Если незаметно подойти сзади к пациенту, увлеченному оживленным разговором с другим больным, и вложить ему в руку карандаш и бумагу, он этого не осознáет. Затем шепнуть ему на ухо какой-нибудь вопрос, рука автоматически напишет ответ. Об этом самостоятельном действии руки ее хозяин ничего не знает. Пользуясь этим психическим автоматизмом, можно завязывать с отщепившейся второй личностью пациента беседу, о содержании которой первичная личность ничего знать не будет. Примечательно, что во время такой беседы внушение, сделанное вторичной личности, бессознательно выполняется первичной личностью.

Как-то раз Азам подошел сзади к Фелиде и шепнул ей на ухо: «Руки вверх!» Приказание было исполнено немедленно. При этом Фелида продолжала, как будто ничего не произошло разговаривать с палатным врачом. Когда у нее спросили: «Почему вы приняли такую странную позу? — Она в изумлении возразила: «Не понимаю, о чем идет речь. — Да как же так, ведь вы подняли руки вверх, — говорит врач. — Когда? — спрашивает удивленная Фелида и вопросительно смотрит на врача. — Посмотрите на свои поднятые руки, — предлагает врач». Фелида переводит взгляд на руки и выражает искреннее удивление их положением.

В другой раз, когда Фелида увлеченно разговаривала со своим врачом, Азам потихоньку подошел сзади и шепнул: «Сейчас же ложитесь навзничь!» Приказание было тут же выполнено второй личностью Фелиды, первая личность продолжала беседовать, как ни в чем не бывало с врачом. Тем врачом была знаменитость: основатель экспериментальной психологии во Франции Альфред Бине, директор психофизиологической лаборатории Сорбонны (1895 г.). В то время подобные факты раздвоения личности у больных истерией ему были еще неведомы. Изумленный увиденным зрелищем Бине, обратился к Фелиде:

— Скажите, почему вы вдруг легли на живот?

— А я и не думаю ложиться, почему это вы решили! – ответила совершенно оторопевшая Фелида. – Я стою перед вами, возле моей постели!

— Да разве вы не видите, насколько моя голова выше вашей? – не унимается Бине.

— Должно быть, вы на много выше меня ростом, — ответила после некоторого размышления Фелида.

Видимо, под впечатлением этого случая Альфред Бине в книге «Изменения личности» говорит:

- У некоторых личностей при самых различных условиях нормальное единство сознания распадается, и возникают отдельные обособленные сознания, каждое из которых может обладать своим собственным восприятием, памятью и даже нравственными установками. Этот процесс называется диссоциацией, суть которой в разъединении сознания, выходе из-под контроля личности определенных функций и их самостоятельное автоматическое существование. Все это возникает в виде подсознательного, независимого от воли процесса. Отщепившееся от личности сознание, называемое «дополнительной личностью», обладает своими чувствами, мыслями, памятью, способностью к восприятию и выполнению сложного поведения (Binet, 1892, p. VIII).

   МИХАИЛ ШОЙФЕТ

Категория: Cтатьи M.C Шойфета на различные темы | Добавил: Психолог (28.08.2012)
Просмотров: 266 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: