Главная » Статьи » Cтатьи M.C Шойфета на различные темы

Приключения Фелиды-часть 2

Двойная жизнь Фелиды

 

В любом из нас существуют внутренние семена,

из которых может произрасти множественная личность

 

М. Дессуар

 

Начиная с четырнадцати с половиной лет, Фелида постоянно жаловалась на головные боли, невралгию и другие болезненные проявления, о которых мы ранее рассказывали. Помимо этого у Фелиды стал вырисовываться центральный и весьма странный синдром.

Однажды, без какой-либо видимой причины, возможно под влиянием душевного смятения, она вдруг почувствовала резкую боль в висках, и впала в состояние глубокого оцепенения, похожего на сон. Это загадочное состояние длилось 10 минут, а когда прекратилось, девица сама, без посторонней помощи открыла глаза и, казалось, пришла в себя.

Однако произошла любопытная вещь: Фелида очнулась, но не вернулась в свою прежнюю личность, она очутилась… в другой, которую, чтобы не запутаться, назовем вторичной личностью. Случившаяся чудесная метаморфоза сделала девушку совершено другой: веселой, оживленной и полностью свободной от всех недомоганий. Надо бы порадоваться произошедшему. К сожалению, это состояние продлилось всего несколько часов и закончилось кратковременным угнетением, или выключением сознания, с последующей амнезией. Бедная Фелида снова возвратилась в свою болезненную первичную личность. Время от времени картина повторялась: у Фелиды случалось нечто очень похожее на абсанс, когда он прекращался, она переходила из одной личности в другую.

Доктор Азам установил, что в первичном состоянии (оно же по Азаму и «нормальное») Фелида обладает средними способностями, во вторичном - становится более «одаренной» и кроме того очень хорошо помнит не только предыдущие состояния, но и всю свою жизнь. «Нормальная» личность ничего не знает о второй, за исключением рассказываемого о ней другими. Гораздо реже у Фелиды появлялась иная форма кризиса, которую Азам называл третьим состоянием: приступы сильного страха с мучительными галлюцинациями.

Известно, что характер является одной из самых заметных особенностей личности и выражается в ее поведенческих установках и взаимоотношениях со внешней средой. Поэтому есть смысл при описании превращения Фелиды в другую личность, начать с характера, чтобы посмотреть как он видоизменился.

В своём первичном состоянии (Азам его почему-то называет нормальным, и мы к нелогичности этой оценки позже вернемся) Фелида отличалась упрямством, угрюмым характером, скрытностью и ворчливостью, скупостью на слова и всегда была занята своей болезнью. При наступлении вторичного состояния картина резко менялась: она оживлялась, была весела, приветлива, нежна, ни на что не жаловалась и ни одним словом не упоминала о своей болезни. К тому же, всевозможные боли, мучительные анестезии, которые ей докучали, исчезали по мановению волшебной палочки, а умственные и физические способности повышались. О подъеме физических сил говорит тот факт, что, будучи модисткой, она упорно работала над выполнением различных заказов, причем совсем не утомлялась.

К сожалению, хорошее состояние продолжалось недолго: час или два, затем наступало оцепенение или обморок, а за ним сон. Проспав некоторое время, она просыпалась такой, какой была ранее: двигательно-возбужденная, ощущающая боли и т. п. Азама не переставало удивлять, что возвращаясь в первичное состояние, Фелида приобретала все свои недуги, равно как и свой вялый и грустный характер, к которому окружающие привыкли с детства. Излишне говорить, что дело тут не просто в перепадах настроения — речь, практически, идет о двух разных личностях, их жизни и здоровье.

Замечательно было и другое. Когда доминировала вторая личность, память позволяла Фелиде обозревать всю жизнь целиком, и в отличие от Мэри Рейнолдс, ей ничему не надо было вновь учиться. Она помнила не только обо всех своих болезненных страданиях, но также сохраняла свои навыки, которые приобрела раньше.

«По иронии судьбы, - возможно, так размышлял Азам, - расстройство Фелиды несет в себе элемент некоей жестокой справедливости, когда вы оказываетесь полностью во власти самого себя, такого, какой вы есть на самом деле».

Если Азам способен был постичь, что Фелида периодически живет двумя различными жизнями, то неискушенный ученостью рассудок матери Фелиды, не находя оналогов в окружающем ее мире, смириться с этим так никогда и не смог. Попросту говоря, это не укладывалось в ее голове; в своем житейском опыте она такого не наблюдала. По простоте душевной она полагала, что в ее дочь, по меньшей мере, вселился бес или дьявол и расчленение сознания ее девочки - это его мерзкие происки.

Впрочем, нет ничего удивительного, что мать Фелиды была огорошена таким поворотом событий. Небольшой пример говорит насколько различались личности, «проживавшие» в душе Фелиды. Взять хотя бы очки. Купленые для одной ее личности, не подходили другой. Приходилось очки заказывать для каждой отдельно. Вкусы в одежде полярно разнились. Беря власть в свои руки или, вступая в свои права, вторая личность Фелиды вышвыривала из шкафа все, что принадлежало первой. При этом шумно возмущалась: «Откуда взялась эта аляповатая одежда, кто это носит? Какое убожество эти шляпки!»

Сложности возникали не только с одеждой, с питанием «жильцов» Фелиды их оказывалось не меньше. Как будто нарочно первичная личность любила овошную пищу – вторичная личность предпочитала рыбную. Мать порой узнавала кто за столом по скандалу, который затевался из-за несогласия с предложенной едой.

Со сменой личностей появлялась еще одна важная особенность: менялся голос. У вторичной личности он был низким, глуховатым, мужским, с бархатистым тембром. Ко всему прочему эта личность немного заикалась и мило картавила.

Все же одним из главных факторов отличающих жизнь Фелиды была ее причудливая память. По выражению Азама, Фелида напоминала книгу, в которой не хватает страниц. Так, во вторичном состоянии она обладала полной памятью, в первичном - частичной, охватывающей все предшествовавшие периоды лишь этого состояния. Возвращаясь в первичное состояние, она напрочь забывала предшествующие несколько часов, которые были наполнены счастьем. Более того, весь счастливый период стирался из памяти настолько, что впору было возникнуть сомнению, а был ли он вообще.

У Фелиды перманентно наблюдалось чередование двух личностей и соответственно двух памятей. Здесь необходимо сказать, что образование двух памятей, как и двух личностей, полностью или частично исключающих одна другую, — симптом болезненного состояния, выражение психического расстройства. Причину Азам связывал с истерической патологией, которой объяснялась, в частности, ее периодическая амнезия.

Стоит ли говорить, что с момента замещения одной личности с ее памятью другой, в жизни Фелиды наступил переломный этап. Не однажды уже приходилось говорить, что ежедневно, на пару минут у нее возникал необычный сон, провал, а когда он отступал, одна ее личность уступала место на «сцене жизни» другой. Скажем иначе, второе сознание Фелиды, или второе «Я», становилось доминирующим. Это продолжалось несколько часов и так же неожиданно прекращалось, как и начиналось, кратковременным забытьем.

Возникает необходимость еще раз повторить, что в первичном состоянии у Фелиды всегда наступала амнезия, в результате она не имела никакого представления о том, что с нею происходило во вторичном состоянии, качественно другом периоде жизни.

Чем старше становилась Фелида, тем менее продолжительны и часты были периоды «нормального» состояния и переход из одной личности в другую (из одной памяти в другую), сначала длившийся около десяти минут, совершался с неуловимой быстротой. Пока второе сознание, или «Я», проявлялось у Фелиды редко, это не вызывало больших неудобств. Мало-помалу оно стало появляться чаще и функционировать часами и днями, и даже несколько месяцев подряд. Немудрено, что отсюда с неизбежностью должны были последовать различные недоразумения. Так оно и случалось.

Поскольку Фелида, как мы говорили, во «второй жизни» была более активна, то именно в этот период и случались интересные события. Так, однажды при наступлении состояния веселья и хорошего самочувствия, Фелида отдалась молодому человеку, который обещал на ней жениться. Понятное дело, что после возвращения в первичное состояние у нее стерлись в памяти все следы этого инцидента.

Когда стал расти живот, и появились тошнота и другие недомогания, связанные с беременностью, она обратилась к Азаму за консультацией. Азам определил беременность, но Фелида не соглашалась это признавать, заявив: «Такое просто невозможно!» «Беременность, пишет Азам, была очевидна, но я не осмеливался в этом ее убеждать».

Некоторое время спустя на вахту заступило второе сознание. Фелида, придя к Азаму в смущении, извинилась за свою забывчивость. Теперь она отчетливо представляла, что и как произошло, и перестала беспокоиться по этому поводу. Вскоре Фелида вышла замуж за своего приятеля, у них родился ребенок, и ей явно стало лучше. Она не наблюдалась у Азама в течение долгого времени.

По законам жанра (комедия положений) двойная жизнь Фелиды должна была приводить к щекотливым ситуациям: то драматическим, то комическим. Так, забыв однажды соответствующий период своей жизни, она, несмотря на заверения домочадцев, что перед ней любимая собачка, ее не признала. В другой раз, находясь во вторичном состоянии, Фелида узнала от своей приятельницы шокирующую новость: муж ей изменяет. Объектом адюльтера, как это нередко бывает, оказалась близкая подруга Фелиды. Не тратя время на раздумья, Фелида отправилась к своей сопернице.

Осыпав ее упреками и угрозами, она вернулась домой в отчаянии и попыталась свести счёты с жизнью. К счастью ее вовремя заметили и успели вынуть из петли. Спустя некоторое время произошел очередной кризис, очнувшись после которого, одно «Я» Фелиды не помнило фактов, так сильно потрясших ее другое «Я». Встретившись со своей соперницей в этот период, Фелида отнеслась к ней миролюбиво. Однако дружба продолжалось до тех пор, пока кризис не вызвал возвращения к вторичному состоянию.

По причине раздвоения памяти отношение Фелиды к себе или окружающим зависело от того, какая память в данный момент функционирует, или в какой фазе она находится. В глубине своего существа она, вероятно, смутно догадывалась, что одно состояние похищает у нее память на события, происходящие в другом состоянии и, таким образом, она является существом разделенным, живущим двойной жизнью. И это очень огорчало ее хрупкое существо.

Из-за незнания простейших вещей, опасаясь прослыть сумасшедшей, она пряталась в страхе от людей. Она выжидала, пока новый обморок не приведёт ее в лучшее, вторичное состояние, когда к ней возвратится вся ее память, и представится возможность обозревать всю жизнь целиком. Впоследствии Фелида настолько освоилась со своей раздвоенной жизнью, что при очередном неожиданно свершившемся переходе из одного в другое состояние наловчилась в нем быстро ориентироваться.

Так произошло в 1874 году, когда она возвращалась после похорон со своими знакомыми в траурной карете. Незаметно для спутников Фелиды ее состояние вдруг изменилось, и она не могла осознать, зачем едет в карете. Фелида выждала, прислушалась к разговорам и быстро сориентировалась. Никто из ее спутников даже не заметил, что с Фелидой что-то произошло. Схожие случаи происходили с ней нередко.

Однажды Азам получил от Фелиды письмо, на первой странице которого она сообщала, что плохо себя чувствует и что с каждым днем ей всё хуже и хуже. Это письмо было подписано ее именем. На другой стороне письма содержалось другое послание, написанное совсем другим слогом и почерком: «Многоуважаемый профессор, сообщаю Вам, что Фелида причиняет мне массу неприятностей, но я сломлю ее непокорность, она мне надоела, я тоже больна и очень устала. Ваша преданная Фелида». Стоит ли объяснять, что письма написаны Фелидой в разных состояниях.

Такого рода письма участились. Однажды Азаму удалось случайно застать Фелиду за очередным письмом. «Она стояла, - рассказывает Азам, - около стола и держала в руке своё вязание, лицо было совершенно спокойно, глаза устремлены в пространство. Она напевала в полголоса деревенскую песенку, между тем как ее рука быстро и как бы украдкой писала». На вопрос Азама, что она делает, был получен ответ: «Я целый день вяжу не отрываясь».

Огорошенный таким ответом Азам подумал, что ее эпистолярные упражнения осуществляются подобно бессознательным действиям, совершаемым как бы по рассеянности.

Бег времени неумолим. Вот уже Фелида, управлявшая бакалейным магазином, перешла тридцатидвухлетний рубеж. Она много работает и выглядит разбитой. Жизнь по-прежнему дается ей тяжело. Фелида жалуется, что ее раздражает муж. В «нормальном» состоянии ей становится все хуже и хуже.

Со второй беременностью к Фелиде вернулись все предыдущие симптомы и появились новые. Азам описывает необычные расстройства вегетативных нервных функций, становившиеся в последующие годы ее жизни все тяжелее и тяжелее. Она страдала от легочных и желудочных кровотечений без каких-либо признаков заболевания этих органов. Когда она спала, из ее рта частенько медленно и безостановочно текла кровь. У нее неожиданно могла распухнуть любая часть тела, например, половина лица. Расстройства вегетативной нервной системы постепенно усилились до такой степени, что начались частые кровотечения из всех слизистых тканей тела, без каких-либо признаков серьезных заболеваний.

История Фелиды подошла к концу и нам лишь остается суммировать ее основные вехи. Периоды с преобладанием большей или меньшей памяти чередовались между собой в течение всей жизни Фелиды. Временами переходы из одной личности в другую на несколько лет прекращались. Когда Фелиде исполнилось 43 года ее второе «Я» стало господствовать. В конце концов, вторичная личность, которая была более деятельна и обладала полной памятью, превзошла по продолжительности существования первичную. Последняя являлась только изредка и то на короткий период, не нарушая привычного течения жизни Фелиды.

Стоит ли говорить, что так называемое нормальное состояние, в котором жизнь Фелиды была невыносима, являлось менее желательным, чем второе, ненормальное состояние, по терминологии Азама. Тем не менее все одиннадцать детей Фелиды родились в нормальном, то есть в болезненном состоянии.

В последующие годы, вплоть до 1887 года, Азам продолжал наблюдать за Фелидой, отмечая, что ее вторичная личность все более и более превалирует, хотя так никогда и не стала доминирующей.

Итак, резюмируем. Во втором состоянии Фелида чувствовала себя хорошо, она становилась свободней, больше заботилась о внешнем виде, обладала полной чувствительностью и была более привязана к семье. Важно акцентировать, что в нем она обладала полной памятью и посему могла обозревать свою жизнь сполна. Все то время, пока Азам наблюдал за Фелидой, у нее случались короткие возвраты в первое «нормальное» состояние. Во время коротких периодов, когда вступала в свои права первая личность, она лишалась большей части памяти (ничего не знала о жизни своего отколовшегося «Я»).

Кроме состояний «А» и «Б» у Фелиды изредка наблюдалось еще третье состояние. В этой связи можно сказать, что Фелида страдала «разтроением» личности. За 16 лет супружества ее муж замечал последнее состояние раз 30. Оно развивалось после криза при переходе из состояния «Б» в «А» и продолжалось короткое время, причем сопровождалось аффектом страха. В этом состоянии она узнавала только мужа.

Оценив научное значение своего наблюдения, Азам опубликовал о нем статьи, выходившие в 1866, 1876, 1877, 1883, 1890 годы, затем издал книгу «Гипнотизм двойное сознание» (Azam, 1887). Сначала Тэн[1], в своей книге «О разуме», затем Рибо[2] — работами о памяти которого зачитываются и сегодня — в своем сочинении «О болезнях памяти», использовали этот случай, обошедший весь свет, как прекрасную иллюстрацию амнезии. И сегодня во многих книгах по психологии можно встретить описание этого случая


[1] Тэн Ипполит (1822—1899), знаменитый французский философ, историк, психолог, эстетик.

[2] Рибо Теодюль Арман (18391916), известный французский психолог и философ, родоначальник опытного направления во французской психологии. Окончил медицинский факультет Сорбонны; с 1885 г. профессор Сорбонны, с 1888 профессор Коллеж де Франс; редактор ж-ла «Revue philosophique», издаваемого с 1876 г.; основатель Парижского общества физиологической психологии в 1885 г.


М.ШОЙФЕТ

Категория: Cтатьи M.C Шойфета на различные темы | Добавил: Психолог (28.08.2012)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: